Обучающие семинары по естественной гигиене младенцев и другие. Форум о высаживании
Войти / Зарегистрироваться
О чем речь? Прочтите Вебинары Форум О прививках О нас пишут Контакты Книга

Один день беспамперсной мамы в Европе: Татьяна и Филиппо.

Один день высаживающей мамы в Европе мне кажется особенно ценным потому, что ест легенда о том, что в Европе и Америке, якобы, совсем никто не высаживает младенцев. С легендой этой я не вполне согласна. Во-первых, и в России, и даже в Таиланде, где я сейчас живу, с его круглогодичной тридцатиградусной жарой, высаживающие мамы в меньшинстве. Во-вторых, Holistic Mums Network зародилось как раз в США, да и авторы наиболее известных книг о естественной гигиене, включая Бауэр, американки. В-третьих, об этом говорит мой личный опыт: никак не меньше половины моих слушательниц - русскоязычные из дальнего зарубежья.

С автором этого дня, Татьяной Александровой, у меня получился интереснейший разговор на тему естественной гигиены, Европы и единомышленниц, который я приведу здесь прежде чем начнется сам день. Обратите внимание, какие продуманные комментарии в этом дне - практически обо всех сферах жизни мамы с малышом - я выделила курсивом то, что мне особенно нравится. Представляю Тату и Филиппо, 2 года.

Я: Насколько во Франции и вообще за рубежом распространена бесподгузниковая тема?

Тата:Как относятся люди к тканевым подгузникам или отсутсвию подгузника вообще? Раньше мы жили в Италии, сейчас живем во Франции. В интернете есть форумы на тему ЕР. По интернету в Италии я заказала себя тканевые подгузники. Так что эта тема присутсвует. НО! За все 2 года я встретила одну реальную маму, которая тоже пользовалась тканевыми подгузниками (не высаживая). Все остальные вообще не представляют, что можно жить без подгузников. Даже молодежь. Мне кажется, что в России очень многие про высаживание знают (пусть они решаеют это не делать, но хотя бы знают). А тут - вопреки моим ожиданиям - вообще и не слышали. Ни про альтернативу памперсам, ни тем более про высаживание. На меня смотрели и смотрят как на чудачку (в лучшем случае). Интересуются иногда тканевыми подгузниками, но, поняв, что их надо стирать, таращат глаза и крутят пальцем у виска. Зачем мучиться?

Вот женщин, которые долго кормят, я нашла не только в интернете, но и в реальной жизни. Хотя норма тут - кормить месяца три. Потом бутылка. Но мне повезло - у меня несколько знакомых кормит подросших детей. И чем нас таких больше, тем всем вокруг спокойнее. А вот беспамперсных я не встречаю. Но мне, как ни странно, и не нужна особенно тусовка беспамперсных. Я делаю, как считаю нужным и правильным.

Я: Почему вы начали высаживать? Какими многоразовыми подгузниками пользуетесь?

Тата:Многоразовые подгузники я начала использовать почти с самого рождения, т.к. у ребенка на попе было такое дикое раздражение, что кожа лохмотьями сходила. Никакие кремы не помогали. Ничего. Тканевые подгузники и, естественно, большая часть дня - вообще без них - это то, что нас спасло. Подгузники у меня Grovia AI2 - вкладки у них хлопковые, очень мягкие. И еще несколько Bumgenius - но их я купила только после года. Они более химические, у них поверхность, которая остается практически сухой. Пробовала Disana - очень неудобно завязывать, я день промучилась, больше не смогла.

Голопопил Фип с самого начала очень много. Тканевые подгузники надевали на улицу, если дома очень холодно и если я очень устала.

Ночные высаживания у меня совсем не получились, и весь первый год ребенок спал в тканевых поднузниках. Они чаще всего текли, и я его переодевала несколько раз за ночь. В ход шли одноразовые пеленки, клеенки под простыню. Иногда мне это так надоедало, что я его упаковывала в памперс вечером. Но - хаха - памперсы тоже текли. И в любом случае я не могла психологически оставлять его в полном памперсе спать. Чувствовала, что памперс надут как парашют, и переодевала. После года же произошло неожиданное - Фип просто перестал писать ночью. Стал делать перерыв по 10 чесов. Хотя полночи сосал грудь и возился, полупросыпаясь, постоянно. Но не писал. Месяцев с 14 он спит просто в пижаме - без подгузника вообще. Утром встаю и несу его спокойно на горшок.

Это про ночь. Теперь про день - самое важное.

Высаживать начала почти с самого рождения. Ночью, как я сказала, ничего не вышло. А вот днем - очень даже. В 3 месяца он вообще ни по большому, ни по маленькому сам не ходил. Только если я его держала над раковиной. И вот тут я испугалась. Другие мамы бы радовались таким успехам, а я пришла в ужас. Ребенок был очень и очень нервный, из тех, кто постоянно плачет. Не знаю, почему. Внутричерепное давление, живот, не знаю. Думаю, что большую роль сыграла моя нервозность в первые месяцы. Короче, он страдал очень - спал очень мало и плакал очень много, часами. А тут я со своим высаживанием добавила ему еще один повод для страданий (мне так это виделось). Если мы были не дома, а, допустим, в машине на автостраде, то он начинал кричать и рыдать, потому что хотел писать, но не мог. Я его буквально умоляла, ну пописай в подгузник - а он заходился в рыданиях. Т.е. он настолько усвоил хорошо, что писать надо, когда я его держу в определенной позе, что не мог писать иначе. Напомню, ему было 3 месяца. Дома - это одно. А вне дома - совсем не всегда возможно высадить быстро. И видеть, как ребенок, выпучив глаза, сотрясается от плача, от того, что не может писать в подгузник - это было ужасно. Тем более он был такой тревожный малыш. Я испугалась, что я своими экспериментами я его невротизирую еще больше и высаживать перестала. За несколько недель он "научился" снова писать сам, а вот какал он еще много-много месяцев только над раковиной, если я его держала.

Это нетипичная история, но вот так вышло. Я не против высаживания - но в моем случае с гиперчувствительным младенцем я приняла решение (и не жалею) просто оставить его в покое и предоставить возможность знакомиться со своим телом.

Голопопил он потом (и до сих пор) много. А я штаны стирала и лужи вытирала (сейчас он тоже вытирает).

День Таты и Филиппо мне очень нравится, среди прочего, еще и за качество фотографий: на них просто приятно смотреть. Но здесь, в моем переложении, фотографий меньше, чем в оригинале. Поэтому посмотрите - не пожалеете - оригинал рассказа. А на форуме есть еще немного их высаживательной истории.

Рассказ очень подробный и очень длинный, потому что если сократить описание нашего дня, то теряется весь смысл мероприятия. Ведь если взглянуть со стороны и просто перечислить то, что мы за сегодняшний день сделали, то получится очень куций списочек. Гулять ходили, приготовили еду, поиграли, порисовали, книги почитали, душ - и спать. Всё. Так что без крошечных деталей я не смогу рассказать, на что же на самом деле похож наш обычный день. Ведь сегодня Фип укладывал мишку спать и аккуратно его одеялком накрывал. А еще он усадил игрушки на спину большой надувной корове: чтобы они тоже могли покататься верхом. Когда я очень расстроилась, Фип, чтобы меня поддержать, предложил мне самое ценное - "кокко" (так он называет моё молоко). Вот из таких моментов состоит наш день.

День - четверг, 3 апреля 2014. Мама Тата (это я), 31 год, москвичка, папа Джакомо, 34 года, римлянин, и Филиппо (Фип), которому через полтора месяца будет 2 года - космополит и мультилингв. Сейчас мы живем во Франции - Джакомо тут временно работает.

Фип ворочается и просыпается, а я надеюсь, что смогу его уговорить полежать еще чуть-чуть. Обычно день начинается с того, что Фип еще с закрытыми глазами потягивается и шепчет "папа", поворачивается к Джакомо, открывает глаза и своей маленькой ручкой гладит Джакомо по щеке. И нежно ему повторяет "папа". По лицу Джакомо я понимаю, что в эти моменты он прощает Фипу и поцарапанный паркет, и то, что очень часто Фип предпочитает ему меня, раня отеческие чувства. Фип гладит папино лицо, прижимается к нему, дает себя крепко обнять. Совместный сон для меня - это еще и вот эти утренние объятия папы с сыном.

Но сегодня Джакомо проснулся раньше нас, уже принял душ и любезно согласился нас сфотографировать. Он очень это не любит - и всё потому что я его вечно критикую - не так фотоаппарат держишь, подойди поближе, отойди подальше, нет, еще раз - с другого ракурса, нет, получилось не в фокусе, зачем ты полголовы обрезал. Тут даже человек с ангельским терпением взорвется. Но сегодня я Джакомо уговорила и прикусила себе язык - что получится, то получится.

Сажаю Фипа на горшок. Ночью он спит без подгузников и не писается с года и 4 месяцев примерно. До этого были потоки, которые почти каждый раз затапливали кровать. Высаживать ночью я честно пыталась, но у меня не получилось: Фип или просыпался и плакал, или спал у меня на руках. Поэтому ночью я скакала, меняя ему тканевые подгузники, которые, как я уже написала, часто не выдерживали напора и текли. Спать на клеенках, одноразовых пеленках, подкладывая ночью на образовавшуюсю лужу махровое полотенце, было, конечно, весело. Но потом Фип начал писать только под утро, и от меня требовалось не зевать и при первых же его движениях хватать в охапку и нестись в ванную. Ждать Фип не мог, писал еще в полусне. Сейчас же мы можем неспешно проснуться, повозиться под одеялом, попрыгать на подушках, и только потом я, не торопясь, встаю и несу Фипа на горшок. Проколы случаются, только если Фип нездоров.

Горшок появился у нас в доме, когда Фипу было около года. Тогда же я показала ему, как его выливать. Он сразу же заинтересовался и всегда выносит горшок сам. Если я пытаюсь ему помочь, то возмущается и кричит "сянь, сянь, сянь!" (сам).

Идем с Фипом на кухню, чтобы понять, сколько времени: ой-ой, поздно! 8:15.Несколько дней назад перевели часы, и Фип еще не перестроился и просыпается гораздо позже обычного. Я специально его на новый график перевести не пытаюсь, но он сам довольно быстро перестраивается, чем меня удивляет. Надо быстрее готовить кофе, чтобы успеть позавтракать вместе с папой. Он спешит на работу, но ради утреннего ритуального совместного кофепития чуть-чуть задерживается. Филиппо умеет сам собирать кофеварку, но сейчас он учится засыпать в неё кофе.

Филиппо утром совсем не голоден (и не только утром, как вы узнаете, если прочитаете этот пост до конца). Иногда он съедает несколько ложек йогуста или творога. Сегодня, облизав ложку, Фип просит меня спустить его на пол. Я занята фотографированием и не сразу реагирую на его просьбу.

В результате йогурт летит на пол. "Расторопнее надо быть, мамочка. Я предупреждал". Я спускаю Фипа на пол и вручаю ему тряпку - он с удовольствием вытирает капли йогрурта с пола. Пока я убираю посуду со стола, Фип начинает свою любимую игру - перекидывает через дверцу шкафа предметы с нижних полок. Они падают с грохотом - Фип доволен. У нас с ним договоренность, что кидать можно только пластиковую посуду, а металлические кастрюли и формы для выпечки - нет. Запрети я вообще ему опустошать шкаф, был бы конфликт и скандал. А так Фип рад, что я одобрила его игру, что согласен на мои условия: кидает только пластиковые салатницы и коробочки. Пробует меня проверить - показывает мне запрещенные кастрюли, я качаю головой - нет. Он кивает, ставит кастрюлю на место и ищет то, что можно швырнуть. Слушается! Когда все дозволенное оказывается на полу, начинаем вторую часть игры - менее Фипом любимую. Я изображаю большой энтузиазм и предлагаю ему класть посуду на место. Фипа мой напускной энтузиазм не вмечатляет, но он всё-таки помогает мне сложить всё обратно на полки. Говорит по-итальянски "a posto" (на место).

Тут он у меня спрашивает: "Это можно кинуть? Ну очень хочется! Звенеть ведь будет!" Я отвечаю отрицательно.

Нужно вынуть чистую посуду из посудомоечной машины. Фип спешит мне на помощь. Он аккуратно берет каждый предмет и кладет на стол. Знает, что ножи и вилки брать нельзя. Берет нож за рукоятку и вопросительно на меня смотрит - проверяет, не изменились ли правила. Я опять качаю головой "нет, нет, нож - нет". Фип тоже качает головой и бормочет довольно "но, но, но". Находит ложку - показывает мне, уже зная, что можно - ложку можно! С разбором посудомоечной машины Фип мне помогает по-настоящему. Я, конечно, ни на шаг не отхожу и отодвигаю посуду с края стола в центр, но справляется он сам все лучше и лучше. Потом Фип убегает от меня и прячется за сохнущим на веревке бельем. Постукивает оттуда двумя деревянными ложками, позаимствованными со стола. На кухне мы с Фипом проводим много времени - тут столько интересного и вполне пригодного для безопасных игр. Я знаю людей, которые не разрешают своим детям даже заходить на кухню из соображений безопасности. Я могу понять, что ими движит, но не могу понять, как это можно реализовать. Мы не держим острые и стеклянные предметы там, где Фип может их достать, и запрещать ему быть на кухне не собираемся.

Уже 9 часов. Идем убирать кровать. Фип не согласен. Забирается на кровать, покрывается одеялом и лежит - спит как будто. Только хихикает слишком громко для спящего.

Потом к моему большому удивлению укладывает под одеяло своего мишку. Он так никогда не делал. Потом просит молока, давно не закусывал и оголодал (ночью он сосет во сне, поэтому не помнит - думает, что уже целую вечность молока ему не давали, нахалы).

Убрав все-таки кровать, я бегу в душ. Фип следует за мной, конечно. Чистит зубы, крутит кран - участвует. Мой вклад в защиту экологии - душ, который никогда не длится дольше одной минуты. Фипу мгновенно становится скучно, и я ему говорю сходить в большую комнату и принести игрушки. Фип оживляется и топает в гостиную, повторяя "акуси, акуси" (игрушки), но возвращается вовсе не с игрушками, а с книгой. То, как он мне мокрой протягивал Маршака, умоляюще на меня смотрел и просил почитать - я не сфотографировала: руки мокрые были и уж слишком он страдал. Пришлось выпрыгнуть из под душа, усадить его на коврик и открыть книгу на его любимом развороте с поездами. Хорошо, что я уже выучила "Рассеянного" наизусть - декламирую, вытираясь: "Побежал он на перрон, влез в отцепленный вагон". Фип удивлен - как это я читаю, не смотря в книгу? Но картинка соответствует звуковому ряду - Фип доволен.

Чтобы одеться пытаюсь увлечь Фипа игрушками. Он играет минуту (усаживает человечков, которые обычно путешествуют на автобусе, верхом на корову - это я вижу в первый раз). А я эту минуту не одеваюсь, а, как вы понимаете, фотографирую. Но Фипу игрушки быстро надоедают и он просится на руки. Приходится дать ему на растерзание папину модель вертолета - только так я могу спокойно одеться.

Даю Фипу кусочек ржаного хлеба с каплей оливкового масла - это всё, что он может сейчас съесть. Готовлю геркулесовую кашу с черносливом. Фасоль замочена на вечер. Вчера я дала Фипу играть с фасолью, и он налил в неё воды, чем определил наше меню на сегодняшний вечер.

Одеваю наконец Фипа: на улицу надену на него тканевый подгузник. На всякий случай - мне так спокойнее. Хотя практически всегда мы приходим домой с прогулки, а подгузник сухой. За последние дни в стирку не попал ни один подгузник. А всего их у нас 30 штук были времена, когда я их не успевала стирать. Но т.к. Фип никогда на горшок не просится, я сама напоминаю ему, когда надо садиться на горшок, потому что знаю его ритмы лучше, чем свои собственные, то вне дома - я не рискую пока.

Пора выходить на улицу.Фип одет и уже сидит в коляске. ОН СИДИТ В КОЛЯСКЕ. Вы скажите, ну и что тут такого? А у меня видеть сына спокойно сидящим в коляске вызывает когнетивный диссонанс, не меньше. Он всю свою жизнь с самого рождения ненавидел коляски. Авто-кресло снилось мне в сташных снах, но и коляски тоже в тех снах появлялись. Везде я носила его на руках и в мандуке. Еще две недели назад мой уже очень увесистый малыш требовал, чтобы я его несла на руках. И именно я - никто другой. Ходить сам следом за мной на улице он не любит. Не убегает от меня, но и следом не идет. Я проанализировала свои чувства и призналась себе, что на самом деле мне очень нравится Фипа носить. Мы с ним тогда идем и вместе на всё смотрим, я ему рассказываю, что мы видим. А в коляске он где-то далеко, говорить можно только с его затылком. Но спине моей было уже очень плохо. У меня не просто уставала спина, а начались серьезные проблемы с позвонками. Посадить Фипа в коляску и слушать его крики, переходящие в хрипы - нет, это не для меня. Поэтому я его носила, и ходили мы недалеко, до какого-нибудь скверика, где он мог побегать на просторе. Периодически я пыталась его посадить в коляску, но кончалось всё тем, что коляску я везла пустой, а Фипа тащила все равно на себе. Но вот уже две недели, как Фип стал коляску жаловать. Спокойно сам в неё залезает и долго-долго в ней сидит. Но я вижу, что он готов, что-то изменилось в нем: он едет и комментирует то, что видит, закидывает голову, смотрит на меня - проверяет, на месте ли - я ему повторяю его слова, и Фип доволен, что я его понимаю. Едем - он видит экскаватор - это его страсть. Он подпрыгивает, кричит "катоооооо" и закидывает голову, чтобы понять, увидела я тоже или нет. Я ему повторяю: "ну надо же, как это ты углядел экскаватор за деревьями!". Так что моя спина отдыхает. И теперь я накручиваю круги по городу - все-таки ощущения странные, когда я толкаю перед собой коляску, как будто инвалида везу (ну что я могу поделать - такая я странная), но зато у меня появилась возможность много ходить, а для меня это лучший спорт.

Коляску навьючиваю: пакет с мукулатурой, моя сумка с мамко-дамским барахлом (в ней есть всё - от сменного тканевого подгузника, до геркулесовой каши и нескольких чайных ложек. Беру с собой бутылку воды - стараюсь больше пить. В почтовом ящике находим открытку от подруги. Фип больше любит письма и открытки отправлять, чем получать. Хочет бросить открытку обратно в почтовый ящик.

По дороге мы выкидываем накопившийся бумажный мусор - мы сортируем отходы. Не всегда, но стараемся не лениться. Фип хотел бы сам закидывать старые газеты в бак. Я поднимаю его на руки, чтобы он поучаствовал. Забегаем в магазин за продуктами.

Потом Фип долго смотрит на поезда - рядом железнодорожная странция. Ветер такой сильный, что я решаю Фипа утеплить и надеваю на него шапку и капюшон. Хотя в последнее время я Фипа не кутаю, наоборот дома он часто бегает полуголым, а на улице я не спешу заматывать его шарфами. У него астма и поэтому предрасположенность к простудным заболеваниям. Половину зимы он проболел. Одна простуда перетекала в другую, кашель был много месяцев. Я к ужасу родственников вместо того, чтобы его от каждого дуновения ветерка оборегать, наоборот приняла решение его как можно больше оголять. Не могу заявлять со стопроцентной уверенностью, что это результат закаливания, но недавно Фип простудился, я приготовилась к очередной затяжной болезни, но уже через 2 дня он был как огурчик.

В руках маленький экскаватор. Ищет на улице похожие модели большего размера - сверяет со своим экземпляром.

Сегодня мы идём в детскую студию рядом с домом на йогу. Фип знает дорогу и указывает мне, куда ехать.

Во Франции много подобных мест для детей и родителей - стоят копейки, можно ходить на "занятия", а можно просто заходить пить чай с другими родителями, а дети будут рядом играть. Мне очень повезло, что один такой центр находится рядом с нашим домом: я вожу Фипа на музыку и рисование. Слова "развитие", "развивающие методики" не звучат никогда, что мне очень нравится. На рисовании детям дают краски, карандаши, разнообразные кисточки и валики, прилепляют лист бумаги к стене, и дети рисуют каждый свое. Их никто даже не пытается заставить следовать какой-то схеме: "а теперь, дети, взяли красную краску, нет Жюстин, не зеленую, а красную!" Рисуют и бьют в барабаны - каждый, как хочет. Ну и мама рядом сидит. Или папа. Часто вижу пап, которые приводят своих детей.

Фипу ходить в студию несомненно нравится. Но я отдаю себе отчет, что на самом деле эта студия нужна мне, а не ему. Ничего такого, что мы с ним не делаем дома, детский центр не предлагает. Несколько раз мои подруги, с которыми я там познакомилась, приходили к нам домой с детьми, и мы совершенно также сидели с ними, чаёвничали, а дети ползали у наших ног. С детьми, конечно, Фип еще не общается. Незнакомых детей откровенно боится. А со знакомыми не играет вместе, а играет с ними рядом. Видно, что они друг друга признают и не нарушают личное пространство - держатся на небольшом расстоянии и не мешают друг другу. Если с кем-то там Фип и общается, так это с мамами других детей. Но не со всеми и не сразу. На днях он подошел к моей знакомой, которую Фип уже очень хорошо знает, и обнял её за ногу. Мы обе были в шоке.

В семье дети общаются между собой, несомненно. Даже самые маленькие. А вне семьи... Я не вижу почти ничего похожего на общение ни у двухлетних детей, ни у тех, кому уже три. Отнимать игрушки или говорить заученное "как тебя зовут" под грозным взором мамы - это я за общение не считаю. Да, иногда они отдают игрушки друг другу. Но это они еще более охотно делают и со взрослыми. Общение со сверстниками в таком нежном возрасте - сомнительная необходимость.

Сегодня у нас йога. Я и две мои знакомые англичанки объединились и раз в неделю делаем гимнастику под руководством дамы, которая в этом центре делает массаж для детей. Мы разговорились, и оказалось, что она еще и инструктор по йоге. Минут 20 мы делаем упражнения, а потом возимся с детьми. Для нас это просто повод выбраться из дома и провести время вместе. Детям же нравится прыгать по спортивным матам.

То, на сколько серьезно мы относимся к самой йоге, можно судить по тому, что все три "спортсменки" пришли в джинсах. Сначала мы переодевались в спортивные костюмы, но потом поняли, что дети все равно не дадут нам полноценно заниматься. Но нам и так нравится.

Фип вдруг шепчет мне "пипи", и я, схватив его в охапку, несусь в туалет. Тут стоит низенький детский унитаз. Чудесная вещь! В туалете я понимаю, что подгузник немного мокрый. Видимо, Фип начал писать, но, когда я его схватила, остановился. Предлагаю завершить это важное дело - Фип согласен. Унитазик ему нравится. Фип один раз подсмотрел, как на нем сидел мальчик постарше. Был очень заинтригован.

Переодев Фипа, возвращаюсь. Наша компания уже перебралась в помещение, где проходит рисование. Там на полу Хлоя (инструктор по йоге) поставила коробку с фасолью и разноцветной чечевицей, и дети в ней копаются. Фип тоже играет с чечевицей, но больше ему нравится соленое тесто, приготовленное Хлоей.

На предпоследней фотографии видно, на сколько ему нужны другие дети для игр :) Сидит к ним спиной - занят тестом. Другие дети тоже летают каждый по своей орбите. Прошел уже час - 12:10. Но мы не спешим уходить - пьем с англичанками чай. Фип рисует. Я пытаюсь скормить ему кашу - обычно в это время он соглашается съесть немного. Но увы - сегодня Фип съедает только одну ложку. Больше не хочет.

В час мы дома, Фипа с трудом сажаю на горшок - ему надо писать, я знаю, но он уже устал, поэтому сопротивляется. Мою ему руки, обычно он это любит. Засыпает он мгновенно у груди, но встать я могу только минут через 15 -вначале сон еще очень поверхностный, и стоит мне попытаться вытащить грудь, как Фип хмурится и ищет меня ртом как новорожденный. Наконец Фип засыпает достаточно крепко, я накрываю его одеялом, обкладываю подушками и включаю радио-няню.

13:20. Бегу на кухню готовить обед. В котлеты подмешиваю тертые овощи: сегодня это морковь и тыква. Так Фип съест хоть немного овощей. Мою и режу салат.

Мне надо успеть всё приготовить быстро - я жду Хлою - инструктора по йоге. Я договорилась с ней, что она прийдет сделать мне массаж. Честно говоря, я хотела скрыть этот эпизод. Стало стыдно, что ко мне массажистки на дом приходят. Ишь какая, массаж ей, может еще парикмахер и личный тренер по гольфу забегают? А потом я подумала, да с какой стати я должна стыдиться и стесняться. Массаж это будет второй по счету. Для меня это не косметическая процедура, а медицинская - спина очень болит. Да и почему я вообще должна оправдываться? Это всё дурости, которые мешают заботиться о себе, потому что это "лишнее", "блажь". А я забочусь о себе назло воспитанию. Воду пью и массаж делаю. Вот. Но Хлоя задерживается, и я начинаю волноваться, что массажа не будет. Фип проснется и массаж сорвется. Протираю в ожидании пыль на книжных полках.

В 2 часа Хлоя приходит, раскладывает массажный стол и целых 20 минут мне массажирует больную спину. Но на самом интересном месте из радио-няни доносится мяукание "мама, мама, мама". Фип проспал ровно час двадцать минут. Пытаюсь продлить его сон, долго с ним лежу, кормлю. Иногда удается его так "укачать", и он засыпает еще на один 40-минутный отрезок. Но сегодня засыпать Фип не хочет. Массаж был прекрасен, но не долог. После сна Фип обычно не в духе, долго сосет грудь, сидит на руках, и рассчитывать на то, что он сам себя чем-то займет, пока мне будут делать массаж, не приходится. Хлоя собирает стол и приветствует Фипа. Он её знает - улыбается застенчиво. Напевает песню, которую она обычно поет, когда приветствует детей на йоге.

Я уже проголодалась, но садиться за стол еще рано. Фип должен окончательно проснуться - на это уйдет по крайней мере полчаса. Садимся рисовать. Фип часто просит изобразить ему что-то. Частые запросы: дом, кот, заяц, собака, автобус. Рисую ему очень концептуальный дом. Фип яростно калякает сверху - добавляет детали. Купила ему много наклеек, они его сначала очень интересовали. Но сейчас он к ним равнодушен.

Усаживаемся за стол. Уже 3 часа. Фип орудует ножом - захотел сам резать котлету. Нож у него специальный - тупой. Но с котлетой он справляется. Сразу отмечу, что салат я положила Фипу на тарелку исключительно для красоты. Рассчитывать на то, что он его съест - хм, наивно. Котлеты же Фип обычно любит. Сегодня съедает половину. Немного, но хоть что-то. Вилкой и ложкой он отлично умеет есть еще с года. Как и пить из чашки. Другое дело, что есть он пока не любит. Ни вилкой, ни ложкой, ни даже руками.

3:30. Идем снимать высохшее белье. Прошу Фипа отнести вещи в комнату. Он в восторге выполняет поручение. Носится так, что его заносит на поворотах. Хватает с бельевой веревки на кухне очередной носок и мчится в спальню, приговаривая на ходу "контата, контата" (комната). Там он кладет вещь на кровать и спешит обратно на кухню.

Тут я замечаю на брючках Фипа подозрительное пятно. Так увлекся разбором сухого белья, что сам не заметил конфуза. Лужа нигде не обнаружена. Надеваю новые штаны на Фипа, и мы идем на кухню готовить овощи на ужин.

Пока я режу баклажаны, Фип терзает огурец своим тупым ножом. Когда это ему наскучивает, я даю ему несколько фасолин, и он пристраивается у моих ног: расстеливает себе полотенце, на нем расклыдывает фасолины. Потом принимает позу собаки - чем не йог.

Какое-то время мне удается занять Фипа крышкой от пароварки. Но это уже старый трюк - Фипу становится скучно и он улепетывает от меня в большую комнату. Я слышу, как он там гремит кубиками. Но не проходит и минуты, как Фип топочет обратно ко мне на кухню. И что он мне несет? Правильно - книгу. Срочно нужно прочитать. Помидоры отодвигаю в сторону, садимся читать.

Фип совершенно счастлив. Читаем книгу про эмоции с чудесными фотографиями мальчика, который то сердится, то радуется, то грустит, то светится от гордости, три раза. Читали бы и дальше, но Фип решает, что недурно бы подкрепиться.

Я заканчиваю готовить баклажаны. Фип придумал новую игру: прищепкой захватывать фасолинки. Очень рад и горд, когда у него это получается.

Пока баклажаны в духовке, я решаю приготовить тесто для печенья. Осталась каша, не съеденная Фипом. Пущу её в дело. Добавлю тертый миндаль. И овсяно-миндальные печенья к завраку будут готовы. Фип опять скучает и зовет меня играть. Приношу на кухню его стол и ступ, выдаю свяких штучек-дрючек кухонных и пластилин. Он сидит работает, а я замешиваю тесто. Все при деле.

Вдруг я чувствую запах горелого. О ужас, я поставила слишком высокую температуру в духовке, и мои баклажаны сгорели. У меня под носом - ведь я даже не выходила с кухни! Вытаскиваю головешки из духовки и громко сокрушаюсь. Фип с удивлением на меня смотрит. Он озадачен: не может понять, почему мама так завывает и выпячивает нижнюю губу. Сначала Фип пробует рассмеяться, думая, что это такая игра. Но увидев, что я по-настоящему расстроена, пугается, спрашивает у меня тревожно: "Мама? Ба-бам?" (ба-бам - это когда что-то или кто-то падает, и еще - боль любого происхождения, с предшествующим падением или без). Фип пугается, что мне больно. Я перестаю голосить и спешу заверить Фипа, что мне не больно. Он все еще обеспокоен и предлагает мне проверенное средство от всех невзгод - "кокко". Ему помогает, значит и мне поможет. Логично.

Разглядывает мою расстроенную физиономию и запускает руку мне зашиворот. Говорит как будто: сейчас я попью молока и у тебя, мама, всё пройдет, вот увидишь.

На этом история с баклажанами не заканчивается. Когда я вытаскиваю из духовки вторую - спасенную - порцию, Фип выжидательно на меня смотрит и начинает совершенно как я завывать и громко натужно хныкать. Очень старается, стонет - он понял, что когда открывается дверца духовки и оттуда извлекают противень, следует издавать именно такие звуки. Я не могу удержаться и хохочу. Объясняю Фипу, что на этот раз овощи не сгорели и плакать мы не будем.

Время 17.30. Порядочные люди спешат домой, а мы только собираемся на прогулку. Горшок, подгзузник, уличное обмундирование и коляска. Мы идем гулять в город. Детских площадок поблизости нет, как и парков. Поэтому мы гуляем просто по улицам. Благо в центре города есть маленькие улочки, где машины хоть и ездят, но их очень мало. Филиппо гоняет голубей ("гобыли, топ, топ"!), гладит фигурки животных на крылечках ресторанов.

Погода портится, и мы заезжаем в любимый детский магазин. Здесь можно трогать игрушки и листать книги - конечно, осторожно, но продавцы над нами не стоят, строго наблюдая, не испортим ли мы чего. Мы тут не одни такие посетители, которые даже не притворяются покупателями. В этом магазине очень много пробных экземпляров, которые можно щупать и пробовать. Я показываю Фипу, что потрогав что-то нужно поставить это на место, и он в большинстве случаев кладет игрушки после подробного изучения на место.

В прошлый раз тут стояло игрушечное пианино, и Фип с упоением на нем играл. Но сегодня пианино пропало - видимо, продали. Фип ищет его: "пино, пино", делает ручкой движения, как будто играет на нем. Очень расстроен, что пианино нет. Я ему говорю, что мне жаль, что пианино нет, пожимаю плечами - не знаю, мол, куда оно пропало. Тогда он тоже начинает разводить руками и поднимать плечи к самым ушам.

Книгу Фип выбрал образовательного толка:

Уходим, ничего не купив. Фип не в обиде. Но на выходе из магазина замечает чей-то зонтик и хочет им завладеть. Поняв, что зонтик не дадут, Фип рыдает и в коляску садиться отказывается. Домой я несу его на руках, толкая коляску перед собой. Мой ребенок вернулся - тот, который сидел в коляске часами, был явно не мой сын - я так и думала, что его похитили инопланетяне, а мне оставили другого.

Подгузник совершенно сухой, пускаю Фипа голопопить. Мы быстренько протираем полы. Надо успеть до прихода Джакомо. Фип уже успокоился и помогает мне. Джакомо возвращается чуть раньше обычного и застает Фипа за уборкой. Фипу влетит за то, что он колошматит полы щеткой. При мне он этого не делает, но для папы специально "старается" и наяривает. Так что щепки летят. Папа грозит ему пальцем - я бегу спасать Фипа от папы и паркет от Фипа.

Иногда Фип сам садится на горшок, но такое бывает очень редко и только тогда, когда на нем нет штанов. Вот сейчас он специально в честь прихода папы домой надевает на шею свою гитару и усаживается на горшок. От папы глаз восторженных не отрывает.

19:30. Папа играет с Фипом в мяч, а потом встает к плите: готовить pasta e faggioli - макароны с фасолью. Я только выполнила подготовительную работу, замочила и отварила фасоль. Джакомо же прекрасно готовит - и сделает сейчас нам очередной кулинарный шедевр. Филиппо тоже хочет участвовать.

Выкладываем с Фипом тесто для печенья на противень. Фип делает вид, что пробует тесто. Испугать меня решил. Нашел чем пугать. Потом также делает вид, что ест яблоко (откусывает, жует смачно, а потом всё выплевывает).

Фип накрывает на стол. Даю ему на кухне стаканы и тарелки, он их относит на стол. Стараюсь научить его идти медленно, он пытается, но через несколько шагов все-таки не выдерживает - ноги сами бегут вперед. Ужинаем в 20:00.

После ужина, за которым Фип съел ровно половину макаронины, мужчины удаляются музицировать, а я иду на кухню разбирать завалы посуды и отдраивать плиту от следов кулинарных подвигов

Скоро 9. Фип возится с книгами, тащит целую гору на диван и зовет меня читать. У него есть любимые книги и те, которые он иногда разрешает себе почитать. Сейчас фаворит - Маршак. Мне тоже очень нравится (в отличие от Чуковского - я и забыла, честно говоря, все эти детские произведения, читаю их как в первый раз). Читаю с выражением, по лицам, разными голосами. Стараюсь в общем. Даже не знала, что мне самой так будет нравится.

Купанием обычно занимается папа. Правда раздевать себя Фип разрешает только мне. Пока они поливают друг друга из душа, я домываю кухню и готовлю постель и пижамы

Меня зовут, когда уже нужно вытираться и чистить зубы. Сам он тоже активно орудует щеткой, но начищает только резцы. Я чищу все остальные. Надо, надо, надо. Надо, Фипчик, терпи. Потерпи еще чуть-чуть, вооооооот. Всё!

В 10 вечера все водные процедуры закончены, Фип бодро скачет по кровати, и мне не сразу удается надеть на него пижаму. Но через 15 минут он уже крепко спит.

Я потихоньку выползаю из комнаты и плюхаюсь на диван. Будем с Джакомо пить чай и есть миндально-геркулесовое печенье. К полуночи почта прочитана, письма разосланы - мы присоединяемся к Фипу и мгновенно засыпаем. Спокойной ночи! И спасибо тем, кто смог дочитать до конца - вы заслужили звание самого терпеливого человека на планете :)

Комментарии

Мы в контакте

Один день беспамперсной мамы

Валя и Даша

Мария и Дарья кратко

Татьяна и Фип

Мария и Дарья, полный день.

Один день Оксаны и Чингиза

© 2013 - 2016, Без подгузника.ру